Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Сахарный напев.

Когда-то Александр Вертинский  пел в «Полукровке»:

«Мне не нужна женщина. Мне нужна лишь тема,
Чтобы в сердце вспыхнувшем зазвучал напев.
Я могу из падали создавать поэмы,
Я люблю из горничных - делать королев».

  Примерно также «делает» и переставший быть добродушным испаноговорящий «смехач»-из «смешнючего фейка» желает соорудить очередную поэму из серии «ой, что будет». Смиренно глазки опустив…
https://putnik1.livejournal.com/6264035.html
  И название хлесткое-«Зеленый хамсин».
Для поклонников «творческих выкрутасов» мосье названьице что надо. Им и не обязательно, знакомясь с историческим фактом о методах марокканской экспансии в регион Западной Сахары, в частности, об операции «Зеленый марш», знать, что горячий сирокко в Израиле или Египте называемый хамсин, в Ливии – гебли, в Марокко величают шерги. Ну «хамсин» и «хамсин»…Какая к черту израильская разница?
Гораздо интереснее знать другое.
Не следует, идеализируя этот самый «Зеленый марш», считать его выражением народной воли марокканского народа. «Зеленый марш» был в первую очередь политическим актом. Он был направлен на достижение конкретных целей. Большая часть его «безоружных участников» являлась государственными служащими. Они были обязаны выполнять волю руководства страны. Кроме того, марш сопровождал определенный контингент военнослужащих и жандармов. Официально - для обеспечения безопасности участников марша.
И еще.
1.Испания к определенному моменту согласилась покинуть Западную Сахару.
2.Марокканский «зеленый марш» как политическая акция, готовился несколько недель. Он стал довольно серьезным вызовом для марокканского руководства. И обошелся в копеечку. Хотя и носил символический характер.
3.Загодя, по дипломатическим каналам марокканская сторона дала Мадриду понять- в том случае, если испанцы поддержат независимость Западной Сахары, будут препятствовать осуществлению «Зеленого марша», марокканская армия немедленно атакует испанские владения в Северном Марокко - города Сеута и Мелилья.
4.У западносахарцев фактически не было вооруженной силы для того, чтобы противостоять силовому решению проблемы.
5.Международная комиссия, побывавшая в Западной Сахаре представила в ООН доклад, в котором отметила, что после встреч с представителями всех общин Сахары сделала вывод о единстве населения региона по вопросу о независимости.
6.Начиная с 29 октября 1975 г. марокканский министр иностранных дел Ахмед Лараки вел тайные переговоры с испанскими дипломатами. И стороны договорились на предмет того, что испанцы демилитаризуют 10-километровую полосу на территории Западной Сахары, куда участники готовящегося «Зеленого марша» символически войдут и покинут ее в течение 48 часов.
Так и произошло: 6-го ноября марокканцы вошли, 9-го ноября вышли.



Перечитывая Бакланова...

Время от времени я перечитываю хорошие книги…
Перечитываю нынче Григория Бакланова…"Июль 1941 года".
Дошел до XVII главы…

«…Тем временем молодой немец, взяв Литвака двумя пальцами за гимнастерку на локте, перевел его через траншею. Там уже стояло несколько человек отобранных. Среди них был рослый плечистый командир с двумя шпалами и неспоротой звездой на рукаве гимнастерки.
Всего только узкая траншея отделила их от остальных, но все понимали, что это черта между жизнью и смертью.
Пленных погнали дальше большой толпой, а отобранные остались стоять на опушке леса у края вырытой траншеи. И Гончаров видел, какими глазами посмотрел ему вслед Борька Литвак.»…


В 80-х соседями нашей семьи по коммуналке была бодрая, энергичная чета Герцвольфов. Супругу звали тетя  Марина, она была домохозяйкой, а  муж ее - Борис Григорьевич Герцвольф, работал в издательстве восточной литературы, был специалистом по семитским языкам, владел, помимо немецкого и английского, еще и арабским, ивритом, немного говорил на фарси. Он был участником Великой Отечественной Войны, иногда, на 9 мая я видел на его потертом черном пиджаке одинокую медаль «За Отвагу». Она тоже была потертая. Как его пиджак.
Рядом с домом был овощной магазин. Хороший магазин в старом трехэтажном, послевоенной постройки, здании. Мне нравился этот овощной с бело-зелеными стенами, сводчатым потолком и запахом маринадов. Стоило нажать рычажок и лук сыпался откуда-то с потолка, в огромный деревянный поддон, картошка была разложена в фиолетовые сетки и лежала грудами сетчатых мешков в больших решетчатых контейнерах-тележках. Еще были лотки, в которых лежала квашеная капуста, провансаль, соленые огурцы, соленые помидоры…
Как-то, осенью, у овощного магазина какая-то тетка, субтильного вида, в невообразимом ситцевом сарафане, вязаной кофточке, платке, в коричневых толстых колготах, в ботинках «прощай молодость», громко стала материть мою соседку, тетю Марину. Материла залихватски, пронзительно визгливо, размашисто. Тетя Марина пыталась что-то отвечать, не менее залихватски. И вдруг я услышал в потоке брани- «тварь жидовская». Визгливая тетка наотмашь швырнула эти слова в осень. Раскинула эти слова по мокрому асфальту, по обшарпанному дорожному бордюру, по веткам лип, по стоявшим возле овощного людям, по пасмурному небу. Слова растеклись по стеклу газетного киоска и витрине «мороженки»… «Тварь жидовская»..
Я ровным счетом тогда ничегошеньки не понимал, что означают эти слова, но знал, на каком-то подсознательном уровне что ли, знал- слова эти крайне обидные. Невозможные слова. Соседка моя, тетя Марина, вдруг как-то скукожилась, съежилась, стала совсем-совсем крохотной,…на ее лице блуждала чудовищно жалкая, непередаваемо жалкая, виновато-вымученная улыбка. Такая, знаете, когда улыбаются одними уголками губ. И во взгляде у тети Марины-тяжелая, собачья затравленность. Она растерянно огляделась, увидела меня. А я просто впился, я буквально впился в эту ее вымученную улыбку, я совершенно был ошарашен, увидев на ее лице собачью обреченность. Я не выдержал этой улыбки, этого взгляда. Я заревел, схватил с земли то ли кусок кирпича, то ли асфальта, то ли камень, не помню уж…И швырнул в субтильную тетку, только что плеснувшую в этот мир, в мой мир, черт бы ее побрал!, страшные, невозможные слова. Смысл которых я не понимал, но чувствовал их жестокость. Невообразимую жестокость.
Не помню, кажется я и не попал в эту злобную тетку. Я стоял, ревел в три ручья и не убегал. Словно столб стоял. Не мог двинуться с места. Я ждал, что сейчас меня схватят, ударят, отвесят затрещину или пощечину. Я ждал, что сейчас же дворничиха наша, тетя Маруся, засвистит в свой свисток, меня поволокут куда-то, может быть в милицию.Я ждал.
Ничего не произошло. Злобная тетка по инерции должно быть что-то еще выкрикивала, соседка моя, тетя Марина подбежала ко мне и стала гладить по голове. Рука ее была нервно-дрожащая, ладонь то и дело вздрагивала. Меня стала бить дрожь. Тетя Марина увела меня домой.
Ничего не было. Ничего не произошло. Никто ничего мне не говорил после этого случая. Борис Григорьевич никак не подавал вида, что у овощного что-то произошло, ничего не говорил, никаких слов. Ни ободряющих, никаких…Ничего, ровным счетом ничего, не было дальше…
Через несколько лет Герцвольфы уехали в Воронеж, к дочери. Борис Григорьевич оставил нашей семье часть своей библиотеки, в основном это были справочники, энциклопедии, брошюры, монографии о проблемах лингвистики при изучении семитских языков. Несколько книг сохранились у меня по сию пору.
…Я перечитываю сейчас хорошую книгу. Григория Бакланова. «Июль 1941». И сейчас думаю- может тогда, много лет тому назад,  я не оставил тетю Марину. У черты между жизнью и смертью. Которая пролегла не у свежевырытой траншеи, а возле овощного магазина…
Хочется верить, что не оставил.
Наверное, это хорошо.

"Сорока-белобока".

Помните? "Сорока-белобока, кашу варила, деток кормила..."

Известная потешка «Сорока-белобока», созданная мудростью и талантом славянского народа, с удовольствием взята ныне на вооружение добродушно ухмыляющимся издалека мосье.

Как и  полагается, "потешка"   в устах  и в пальчиковых манипуляциях, по-стариковски шаркающего  "скрипучими башмаками"  мосье[Spoiler (click to open)]http://shtalmeister.livejournal.com/54687.html

имеет целью продолжить оказание разностороннего воздействия.
На читателей "уютного блога" и любопытствующих.
http://putnik1.livejournal.com/5925840.html
Ничтоже сумняшеся, "скрипучие башмаки" варят кашку, используя ингредиенты западных СМИ( вот образчик подобного "инХредиенту"- "http://www.independent.co.uk/news/uk/politics/boris-johnson-cancels-russia-trip-us-air-strikes-syria-donald-trump-putin-latest-a7673626.html) из которого, и нескольких других таких же, добавив по вкусу воды (https://m.lenta.ru/news/2017/04/08/badrussian/), соли (вопрос о "гибридном трибунале", поднятый группой бесспорных "трампистов",в отношении г-на Асада, безусловно, уже решен:  "да, виновен") мосье  кормит "деток" "все по старой, идеально отшлифованной партитуре"...
Как и положено, "блюдо" распробовано самим мосье и..."и есть ощущение, что важным пунктом визита м-ра Тиллерсона в Москву станут разъяснения, как такой неприятности избежать".То бишь, кушать можно.

Но лучше не спешить.
На практике и на протяжении времени можно было убедиться, и не раз, в том, что мосье совершенно не умеет готовить.

P.S.
https://vz.ru/world/2017/4/7/865454.html

"Сон желтого проса".

Вот читаю очередное
http://putnik1.livejournal.com/5389158.html

сегодняшнее, относительно свежее и кажется, еще не потерявшее своей актуальности в свете целого потока инфоповодов, новостей и событий мировой повестки дня, которые буквально ежечасно захлестывают мир...
Читаю про "иное мнение" автора,  про "ибо" и про то, что "срок на раздумья дан". Про полемическую задорность в виде "вальяжных московских афедронов".
Слегка недоумеваю по поводу этого пассажа: "Честно говоря, не представляю себе..." и, наконец, наталкиваюсь на то самое- "абсолютно уверен:какие бы уступки под какие бы гарантии ни были сделаны, вслед за тем вопрос о персональной ответственности афедронов  вновь встанет на повестку дня, - и это, бесспорно, позитив."
Что-то знакомое во всем этом есть...
Дык это ж «Сон желтого проса»!
Китайская идиома «сон жёлтого проса» описана в рассказе «Заметки о жизни во сне», которую написал Шэнь Цзицзи во времена правления династии Тан (618—907 гг.). Легенда повествует о молодом учёном по имени Лу Шэн, которому удалось изменить свою судьбу, после того как он увидел за обеденным столом сон длиною в жизнь.
Некий даосский монах (не кто иной как Люй Дунбинь, один из знаменитых   Восьми Бессмертных Даосов ), постигший тайны бессмертия, навел на путь прозрения молодого ученого Лу Шэна, с которым случайно повстречался и разговорился на постоялом дворе. Собеседник монаха заснул, когда на постоялом дворе поставили варить кашу из проса. Во сне Лу Шэн прожил всю жизнь- как он, наконец, сдает высший императорский экзамен, как получает должность правительственного чиновника, как женится, как достигает богатства, знатности и роскоши. Жизнь во сне была увлекательна, Лу Шэн взошел к вершине успеха. А проснувшись, он увидел, что сидит на том же постоялом дворце и даже каша еще не сварилась. Тогда Лу Шэн понял всю  суетность земных желаний, страстей, и урок, данный ему даосским монахом, изменил его дальнейшую судьбу. Он отказался от своих земных устремлений и, загоревшись желанием изучать Дао, попросил монаха Люй Дунбиня быть его учителем.
Изначально эта китайская  идиома использовалась в значении «Жизнь как сон»,как напоминание того, что богатство и слава скоротечны — словно сон, который быстро пройдёт. Таперича этим выражением в китайском языке принято обозначать несбыточные, радужные мечты, «воздушные замки», которые возникают в воображении человека и никогда не сбываются.
Лу Шэн понял и перестал строить «воздушные замки».
Лев Вершинин продолжает думать с абсолютной уверенностью  о воображаемом, полагая, что и из нас никто  не сомневается  в прочности его «воздушного замка».


 

Литературная зарисовочка на альтернативно-историческую тему...

Польша.Бельское воеводство.1-е февраля 1939-го года.

Пограничная станция Тересполь.

Городок Тересполь при одноименной железнодорожной станции в трех километрах к западу от Брест-Литовской крепости,скучился вокруг станционных построек и подъездных путей.В городке,бывшем одним из крупнейших владений князей Чарторыйских нынче царила полусонная,тихая жизнь провинциального захолустья.А каких-то полгода тому назад жизнь в городке и на станции кипела.Железнодорожные мастерские,депо,десятки паровозов и вагонов:товарных,международных пассажирских,местных «подкидышей»,цистерн.Пассажиры,пассажиры,пассажиры…

В июне прошлого,1938 года все это закончилось- весной вспыхнул польско-литовский конфликт ,впрочем,быстро переросший в войну с Советами, и большевики скоро пришли в Брест-Литовск,остановившись на правом берегу Западного Буга.Тересполь сильно пострадал от войны- в апреле, мае и в первых числах июня станцию и городок бомбили почти ежедневно,депо было разрушено,мастерские сгорели.Сгорела и большая часть станционных построек и пакгаузов с различным военным имуществом,который всю весну польские военные торопливо свозили на станцию для отправки на восток.

  Большая часть населения городка покинула его,разбредясь по окрестным селам или перебравшись в Брест-Литовск на сторону,занятую Советами.Поезда теперь останавливались на полуразрушенной и пришедшей в запустение станции редко-в основном это были местные «подкидыши»из Бялы-Подляски,Менджызеца,Вышкува,да международные составы,наполненные всевозможного рода дипломатами с семьями и репортерами,направлявшимися в красную,варварскую,коварную, непонятную, азиатскую Москву ,или возвращавшимися обратно,в лощеные европейские столицы.Возвращавшимися туда,где,как им казалось,в президентских дворцах,министерских кабинетах,на официальных приемах и светских раутах,в тиши закрытых привилегированных клубов,в гостиных со свечами,за карточными столами,покрытыми зеленым сукном,решались вопросы европейской и мировой политики.(глупцы,глупцы…Любой житель Тересполя,даже самый неграмотный мастеровой из еврейской механической артели Губельмана и Сноровского ,мог на пальцах объяснить европейским дипломатическим дурням перипетии мирового политического закулисья ,ибо прекрасно знал-вся европейская и мировая   политика вершится ныне в небольшом,аскетически скромно обставленном кремлевском кабинете великого вождя,товарища Сталина,по-домашнему спокойно попыхивающему трубкой ,набитой папиросным табаком не то сербской,не то болгарской марки).

Пассажиры международных поездов с удивлением,испугом,изумлением,некоторые со злорадством,плохо скрываемом на безупречно выбритых(до пугающей своей мертвенностью синевы)смотрели на полуразрушенный ,но все же сохранивший остатки довоенного уюта и обывательской мирности городок-и ехали дальше,в Брест-Литовск,где была оборудована площадка для смены колес с европейской на русскую колею,и где имелся просто-таки шикарный ресторан в здании брестского вокзала,с великолепным оркестром и пальмами в кадках,с огромными.по-русски щедрыми бутербродами с красной и черной икрой и настоящей микояновской колбасой,с водкой ,с армянским коньяком.с крымскими винами(европейские дипломатические дураки,а особенно европейские репортеры,ехавшие в Россию впервые,бешено скупали в ресторане Бреста всю снедь,полагая,что до Москвы ничего подобного приграничному изобилию они не увидят.И сильно удивлялись:в Барановичах,в Минске,Смоленске-там тоже царила брест-литовская вокзально-ресторанная сытость…).

Поручик Ярослав Кутшеба возвращался из служебной командировки варшавским экспрессом-полупустым и молчаливым.Поезд вкатился на станцию мягко.Кутшеба из тамбура посматривал на припорошенные мелким снежком полуразрушенные остовы сгоревшего при июньской бомбежки бронепоезда «Смелый»(ремонт и восстановление БЕПО сочли ненужным и затратным делом,оставив на путях возле самого вокзала-когда бронепоезд окончательно выгорел,все мало-мальски ценное с него сняли местные жители).Поручик решительно не одобрял подобного положения-«Смелого»нужно было бы убрать подальше,чтобы не бросался в глаза проезжающим и не напоминал о беспомощном.полуразрушенном состоянии самой Польши.Он даже засопел сердито и решил непременно выпить в буфете чего-нибудь,для поднятия бодрости…

…Площадь перед тереспольским железнодорожным вокзалом была занята гомонливым базаром.С возов торговали немудреной крестьянской снедью-вареными курами.картошкой,серым пеклеванным хлебом,салом,бимбером в квадратных тяжелых бутылках.Справа от вокзала,в одноэтажном кирпичном домике невзрачного вида находился теперь железнодорожный буфет.Кутшеба решительно отправился к зданию-машину из Милошевичей,где на авиабазе дислоцировалась его истребительныя эскадрилья поручику предстояло ожидать не менее часа,а то и двух.

В буфете было чисто.опрятно и немноголюдно.Возле входа расположились два сумрачных таможенника.У дальнего же столика,к своему удивлению,поручик Кутшеба увидел техника эскадрильи поручика Рыдзевского,пилота-инструктора подпоручика Лисоеда и двух моложавых девиц из военно-административной части.Имен девиц Кутшеба не помнил,а фамилии в голове всплыли сразу:Тромчинская и Миколайчик.Обе появились на авиабазе в конце лета,когда возникла необходимость заполнить военно-административные должности,взамен переведенных в строй на пополнение убыли кадровых и мобилизованных офицеров ,доброволицами из всевозможных патриотических организаций и варшавских союзов.Обе явились в армию за женихами и не скрывали этого,всячески жеманничая и флиртуя с любым встречным-поперечным,лишь бы на нем был военный мундир и «рогатывка» на голове.

Рыдзевский пил кофе из миниатюрной фарфоровой чашечки,Лисоед аккуратно тянул анисовую,а девицы» клювали» через целлулоидные соломинки апельсиновый коктейль.

Поручик Кутшеба прошествовал к их столу и коротко,радостно улыбаясь,приветствовал всех.

-Где тебя носило,генеральский родственник?-лениво поинтересовался Рыдзевский.

-Ездил в Варшаву вступать в наслество внезапно умершей американской тетки-миллиардерши,-пошутил Кутшеба.

-Серьезно?-тотчас вскинулся Лисоед.

-Шучу-шучу…Вы что здесь делаете?И какие дела на базе?

-А-а,служебные пустяки…Получаю груз-два новых авиамотора со складов в Вышкуве.Жду когда придет состав.Подпоручик Лисоед выразил желание мне помочь,а наши прекрасные административные дамы прибыли двухчасовым из Бялы-Подляски и теперь ожидают штабной автобус.Ну а на базе…На базе спокойно.Вчера приехали из Варшавы два хлыща-англичанина и с ними переводчиком бывший опереточный конферансье.Некто Сегалович…

-Англичане?У нас в Милошевичах?

-Что ты удивляешься?В Люблине их целая добровольческая эскадрилья на «Бленхеймах».А в Варшаве чуть ли не целый штаб королевской бомбардировочной авиации развернут.Ты разве не видал их в столице?

Кутшеба помотал головой:мол не видел и даже не слышал про это.

-Поручик.что нового в Варшаве?-спросила одна из девиц с томным ,немного усталым лицом:не то Тромчинская,не то Миколайчик(нет,Тромчинская-та,что помоложе,с модной химзавивкой и озорным прищуром,а Миколайчик лицом попростоватее,с морщинками у глаз.С усталым лицом.Вроде бы.Или наоборот?Черт,не помню.)

-Все тоже,сударыня.-Кутшеба решил с девицами выражаться неопределенно,чтобы не рисковать ошибиться.-В столице болтают о новинках в парижских модах.

-Да?А мы тут другое слышали..

-Что же слышали вы?

- Мы слышали?! Говорят, будет война с немцами! Потому что якобы Ротшильд (ну тот, знаете, у которого гостил принц Виндзорский) сбежал в Прагу, и немцы сказали: или им отдадут Ротшильда, или они забирают Карлсбад. Ну вот, в Париже и приняли решение начать войну.

- Да, и пани Адольфина утверждает, что если начнётся война, в моде будут высокие сапоги и шляпки с козырьками вроде военных фуражек. Но не всем они к лицу.

- В этом смысле я войны не боюсь. –сказала пани Адольфина(кажется Миколайчик,будь она неладна),-Своих ног, слава богу, мне стыдиться не приходится, а маленькие шляпки мне всегда шли.

-Мир на краю бездны,а они про моды щебечут,- неожиданно громко и развязно сказал Рыдзевский и по голосу его,по его виду,поручик Кутшеба неожиданно понял,что техник эскадрильи пьян.И довольно сильно.

-Мир на краю бездны,-повторил Рыдзевский.-Мы все также пьем кофе,болтаем как сороки без умолку о шляпках…А вокруг ничто иное,как преддверие ада.Польша-предверие ада.Ха-ха!Польша-первый круг ада.Хотя нет,второй..

-Если Польша по-твоему второй круг ада,то первый,полагаю-Советы?-спросил Кутшеба.внимательно вглядываясь в лицо техника.Странно,Рыдзевский был пьян.но лицо его было как у совершенно трезвого человека.Ясный осмысленный взгляд .

-Нет.-Рыдзевский махнул рукой,-Не Советы.Не восток.Наоборот-Запад.Запад.черт бы его побрал!Европа стала превращаться в ад не в тот момент.когда возникла по воле Создателя,а в тот самый миг.когда в Берлине засел бесноватый автрийский художник,вождь германского народа с примесью неарийской крови..

-Но почему не Советы?-спросил Кутшеба.Почему не Москва?Не из-за нее ли довелось нам весной и летом прошлого года вдоволь хлебнуть военного лиха вкупе с унижением проигравших войну?

-Весной все было предельно просто и ясно:мы переоценили себя.свои возможности,свои силы.Захотели отожрать больше,чем могли бы переварить.Москве не понравилось.Они съели этот кусок и успокоились.

-Они съели наш кусок,-сказал Лисоед.

-Они съели не наш кусок.И даже не нами приготовленный.Но кусок,на который и мы имели определенные виды…

--Говоришь,успокоились?-спросил Лисоед.-Ой ли..

-Да.Успокоились.Мы им не нужны.Неинтересны.Они отгородились от Европы нами и строят свой мир.По-моему.это честно…А вот иное дело,совсем иное дело,коллеги,-Рыдзевский запнулся: иногда в его речи проскальзывали несвойственные военному обороты и словечки-то были отголоски прежней.довоенной жизни пана поручика,преподававшего в Варшавском политехническом институте стандартизацию и метрологию.-Иное дело-бесноватый германский канцлер.Он глотает все,не глядя и не переваривая.Самое страшное.конечно же впереди.Когда он нажрется,когда он почувствует приятную сытость в утробе,ему наконец ,дадутхорошенько проср…,прошу прощения,здесь дамы…Ну надеюсь,вы все меня поняли…так вот.Тогда будет не узнать ни Польши,ни Европы…Хватит на всех и с лихвой…

-Кстати о еде,-вступил в разговор Лисоед.-Завтра День ежа.Ну-ка,польские невесты,-и он подмигнул девицам из административной службы,-Завтра будете печь хлеб в форме ежа?

-Завтра будем есть мясо ежей.-сказала пани(Тромчинская,кажется).-Капрал Вихура из аэрофотографической лаборатории вчера наловил три десятка возле аэродрома.

-Ежей в этом году развелось..-сказал Лисоед,хищно улыбнувшись чему-то.

Катшуба отвернулся,стараясь не смотреть на Лисоеда,на его мелкие неровные желтые зубы,на плохо выбритое лицо.

- Ежей едят с древних времен. Самый простой способ приготовления - обмазывают в глине и запекают. Потом такой глиняный сосуд разбивают. В черепках остаются колючки ежей.-деловито пояснил Лисоед.

-Да, мясо ежа считалось целебным при выпадении волос: иглы ежа являли собой прообраз крепкого волоса.-сказал Рыдзевский,-А в христианстве символ ежа- злодей, творящий зло. Еж ворует виноградные гроздья точно также, как дьявол крадет души людей.

-Кстати об англичанах и о ежах,-заметил Катшуба.-В Великобритании предусмотрена уголовная ответственность за спаивание ежей.  Местные садоводы выставляют миски с пивом в качестве борьбы с улитками. Ежики, напившись пива, теряют способность сворачиваться клубком и становятся легкой добычей для хищников.

-Совсем как про нас.Вы не находите,коллеги?-вставил Рыдзевский.-Мы тоже становимся легкой добычей для хищников…И все от того,что захотели фермерского пива…

-Хватит о плохом думать,поручик.Вспомни про Черного Ежа и дело с концом! Есть у нас в Польше старый обычай. То не для всех, для шляхтичей, и не всяких, а воинских. Говорят же , что все шляхтичи - рыцари. Рыцарей мало. ..

-Ага,-мрачно подтвердил Рыдзевский,-Большей частью - только водку пить, девок валять да жрать от пуза. Пся крев, из-за них польская слава загинула. Из-за них Польшу делили три раза.

- Но есть и настоящие, из тех, что в гусарах, да панцырных в старые времена были, что на порубежье стояли, рубились с татарами, шведами.с москалями. Да только не просто так наши рыцари такими храбрыми становились. Со старых времен, еще от Завиши, а то и от Болеслава, был у шляхты обычай. Если хотел шляхтич стать настоящим рыцарем польским, шел он в полночь в лес, да искал там ежа. Еж, как человека увидит, в клубок сворачивался. Тут надлежало шляхтичу снять штаны, да помолившись Ченстоховой, с размаху на того ежа и сесть. Ежли раздавит - будет добрый рыцарь. Если нет - ну, может в другой раз счастья попытать. Даже поговорка есть: "Перша доблесть для жолнежа голым дупем забить ежа".

-Господа,здесь же дамы,не забывайтесь,-Лисоед деланно возмутился и озорно вертел глазами.Девицы из административной службы,пунцовые как раки,тем не менее слушали историю Кутшебы,затаив дыхание.

Кутшеба покосился на них и продолжил:

- И был при короле Казмире шляхтич Пшепомуцкий. Храбр был, богат, любили его женщины. Но не в радость ему это было, и червонцы не в радость. Желал он славы, за Речь Посполиту хотел биться, как никто до него. И пошел ночью в лес, искать ежа. Долго ходил - лес как вымер. Уж он совсем отчаялся, как вдруг слышит - фырчание. Возблагодарил он Ченстохову, подкрался, видит - еж. Да не простой, а при луне видно - черный совсем, а не серый, как всем честным ежам положено. Ну, снял шляхтич Пшепомуцкий штаны свои алого шелка и, не дрогнув, с размаху на ежа и прыгнул, тот и не пискнул. Поднялся Пшепомуцкий, раны, как сумел, перевязал, и только штаны надел - смотрит, стоит перед ним паненка красоты неописуемой. Упал ей в ножки шляхтич, спрашивает: "Что ты, ясновельможная панна, среди ночи в лесу одна делаешь, или заблудилась? Позволь тебя до дому довести, или пойдем со мной, у меня в Пшепомутах переночуешь". Страшно посмотрела на него панна, сверкнули алым очи, и говорит она тихим голосом: "Ты зачем, шляхтич Пшепомуцкий, ежа моего убил?" И пошел у шляхтича мороз по коже от этого голоса. А панна продолжает: "Будешь ты, шляхтич, славен подвигами, но за ежа моего, будет теперь жолнежам польским поруха. Попомните вы черного ежа!" И пропала. Еле добрался шляхтич до дому, а на другой день уже на Русь поехал. Много там сражался и с хлопами, и с татарми. Великую славу добыл. Но с той поры и впрямь стала поруха рыцарям. Тот тут, то там, бывало, пойдет шляхтич ежа искать - и не вернется. Нечасто, но бывает. Говорят, встречают они в чаще Черного Ежа".

-Господи.охота вам панам офицеры такие пакости рассказывать.И веры в рассказы эти нету.Ну вот нисколечки.-сказала одна из административных девиц.И показала ,насколько нисколечек веры нету.

-Так может капрал Вихура все-таки не зря ежей наловил?-подмигнул Лисоед.-Может,пан командир эскадрильи решил сделать из всех нас настоящих рыцарей?А,господа?!

И захохотал во все горло.Следом грохнул смехом Кутшеба,засмеялся Рыдзевский,прыснули девицы…

Завтра День Черного Ежа…Першу доблесть творить жолнежи будут…